Покушение на убийство, которого не было: невиновный — в СИЗО, пока следователь Алексей Конышев строит карьеру

Ярославль

О деле Ивана Горба, где концентрация откровенных фальсификаций и беззакония
зашкаливает, речь пойдет в этой статье. Можно сказать, это дело имеет все шансы
попасть в черные списки российского судопроизводства.

Следствие по этому делу нарушает все процессуальные нормы, отсутствует сам состав
преступления, и это подтверждают многочисленные заключения экспертов, на что все же
предпочитают закрывать глаза.

Если кратко, то история была такова: в 2019 году в компанию, которая предоставляет
услуги по заключению договоров ренты, обратилась пенсионерка 1947 г.р. На то, чтобы
оформить пожизненную ренту в обмен на квартиру, у Татьяны Романовой были веские
причины: ее дочь умерла, сын-наркоман тоже ушел из жизни. У старушки остались
только внуки, которые бабушке не стремились помогать, а вот завладеть ее квартирой
или деньгами от ее продажи были не прочь. Особенно этого желала внучка по имени
Анастасия Шпаковская. Когда она узнала, что бабушка заключила договор пожизненной
ренты с посторонними людьми, чтобы на закате лет не остаться без дома, внучка
заявилась к своей пожилой родственнице, чтобы «испить ее крови», что получилось
у нее с успехом: после скандала с угрозами Романова скончалась после резкого
ухудшения самочувствия.

Тут родственники забили тревогу насчет того, как вернуть квартиру. Договор был
совершенно законный, поэтому ряд попыток у родственников провалилась. Тогда они
устроили травлю сотрудников агентства в СМИ. Получился масштабный скандал, и СК
открыл следствие по делу. Вести его поручили следователю Алексею Конышеву, который
делал себе карьеру любой ценой. Долго не думая, он решил доказать убийство пенсионерки.

По его мнению, смерть ее наступила из-за Карбамазепина, который обнаружили в крови
умершей. Факт того, что, согласно заключению судмедэксперта, она была вызвана
естественными причинами — ишемической болезнью сердца – игнорировался. Виновным
Конышев «назначил» соцработника Ивана Горба, который оказывал патронажную помощь
Романовой, никак не претендуя на наследство.

Эксперты утверждают, что препарат Карбамазепин безобиден, покойная Романова вполне
могла принять таблетку после скандала с внучкой, чтобы успокоиться. Так что позиция
обвинения базируется на прозрачно бредовых домыслах вокруг этого лекарства.
Но следователь зацепился за то, что Иван Горб якобы подмешивал старушке
препарат в еду и питье, добиваясь достижения летальной концентрации в организме.

Но судмедэксперт заключил, что выявленная концентрация лекарства была в пределах
терапевтических доз. У следствия был и довод о том, что покойная не могла купить
лекарство без рецепта, но это абсурдно: его у нее дома было достаточно, ведь некогда,
как утверждают соседи и близкие знакомые Романовой, его употреблял и сын-наркоман.

Следователю Конышеву также удалось получить показания на Ивана Горба от некой его
знакомой. Романову она никогда не видела, а откуда она могла узнать «о злодейских
намерениях» соцработника, знает только следователь-карьерист. Зато гражданку
окрестили тайным свидетелем, а невнятные показания, полученные под давлением,
пришили к делу.

Однако этот единственный свидетель обвинения в деле Ивана Горба молчать не стал и
доказал, что в момент дачи показаний находился не в лучшем психологическом состоянии.
Получается, все показания неправдивы, да и сама «засекреченная свидетельница» не хочет
играть навязанную ей роль. Конышев оказался без единственного свидетеля. Но Ивана Горба
продолжают незаконно содержать в СИЗО, инкриминируют покушение на убийство. А у человека,
между прочим, тоже есть семья, где он единственный кормилец.

Источник — https://mos.news/

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Электронная газета